Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ»
Вы хотите запомнить сайт «БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

ПОЛИТИКА ПРИНАДЛЕЖИТ ПАРТИЯМ, ОТЕЧЕСТВО – АРМИИ.

«...Все это ляжет на плечи Русского народа. Ибо Русский народ — великий народ! Русский народ — это добрый народ! У Русского народа, среди всех народов, наибольшее терпение! У Русского народа - ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям! Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него — стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ неодолим, неисчерпаем!»

И.В.Сталин

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

развернуть

Штурм Никополя


Наступление Западного отряда под началом Н. П. Криденера проходило в сложных условиях. Первым серьёзным препятствием была турецкая крепость Никополь. расположенная на берегу Дуная при впадении в него рек Осма и Ольта. С севера город прикрывал Дунай, с запада – Осма, с востока - Ермалийский ручей, с юга – ряд высот. Турецкий гарнизон насчитывал около 8 тыс. человек при 113 орудиях. Комендант Никополя, решивший действовать активно, основные свои силы расположил в окопах, отрытых перед крепостными стенами. 9-й русский корпус имел в своём составе две пехотные дивизии, три кавалерийских полка, Кавказскую казачью бригаду, 92 полевых орудия. Также для осады Никополя дополнительно выделили 30 полевых и 33 осадных орудия.


Еще с 26-27 июня тяжелые орудия осадной артиллерии начали вести огонь по Никополю с северного берега Дуная и причинили укрепления крепости большой урон. Огонь вёлся не только днем, но и ночью, в результате чего противник не имел возможности ночью исправлять те разрушения, которые были сделаны артиллерией днем. В ходе самого штурма осадная артиллерия с другого берега Дуная наносила страшные разрушения и крепости, и городу. В городе начался пожар.


Командир 9-го армейского корпуса, генерал Николай Криденер решил нанести главный удар с юга и вспомогательный с юго-запада. Русские войска смогли скрытно выйти к Никополю и 3 (15) июля 1877 года внезапно атаковали турок. Наибольшие успехи были достигнуты на западном направлении, где наступали Вологодский и Козловский полки. Это дало возможность в 14 часов перейти в наступление частям, действовавшим на направлении главного удара. Ценой больших потерь, с помощью резервов, четвертой атакой русские солдаты взяли расположенный к юго-востоку от города редут. К вечеру турецкие войска были выбиты из полевых позиций и отступили в крепость. Большую роль сыграла русская артиллерия, которая почти полностью подавила вражеские батареи. С темнотой битва закончилась, наши войска стали готовиться к штурму Никополя. Артиллерия продолжала вести огонь, не давая противнику возможности восстановить разрушенные укрепления. К утру русские войска были готовы пойти на штурм. Однако турецкое командование решило, что дальнейшее сопротивление не имеет смысла и капитулировало. Русские войска взяли в качестве трофеев 6 знамен, 113 крепостных и полевых орудий, 2 мортиры, 10 тыс. винтовок, большое количество боеприпасов, холодного оружия и продовольствия.

Русские войска потеряли убитыми и ранеными 41 офицера и 1119 солдат и сержантов. Турецкие потери составили около 1 тыс. человек убитыми и 7 тыс. пленными, среди которых было 2 генерала и 105 офицеров. Успешные действия русской артиллерии и инициатива офицеров младшего и среднего звена обеспечили победу. Высшее же командование совершило ряд ошибок, Так, план штурма был совершенно неудачен и в военном отношении явно безграмотен. Местность и расположение турецких укреплений диктовали необходимость нанесения главного удара с запада, а вспомогательного — с юга. План штурма, принятый Криденером, намечал прямо противоположные направления ударов.

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

Сдача крепости Никополь 4 июля 1877 года. Н. Д. Дмитриев-Оренбургский

Марш корпуса Османа

Захват Никополя расширил плацдарм русской армии на правом берегу Дуная и частично решил задачу обеспечения правого крыла Дунайской армии. Турки имели на этом фланге ещё одну сильную твердыню и узел коммуникаций – Плевну. Первоначально там не было серьёзных сил противника. В Плевне еще 26 июня (8 июля) побывали казаки из отряда Гурко. От Никополя до Плевны было всего 40 км. То есть имелась возможность быстрым маршем занять стратегическую крепость, которая ещё не имела сильного гарнизона и не была подготовлена к обороне.

Но вскоре ситуация изменилась не в пользу русской армии. Командовавший в Видине мушир (маршал) Осман-паша предложил главнокомандующему Абдул-Керим-паше изменить первоначальный план военных действий, сводившийся к сосредоточению сил на флангах оборонительной линии Дуная — в четырехугольнике крепостей и близ Видина. Он предлагал, оставив гарнизон в Видине, с остальными войсками двинуться к Плевне, затем соединиться в районе Тырново с корпусом Ахмет-Эюб-паши из Шумлы и перейти в решительное контрнаступление по направлению на Систово. Концентрическими ударами по флангам Осман-паша рассчитывал разбить и отбросить за Дунай русскую армию. В случае, если бы последнее соединение и контрнаступление не удалось, он планировал занять Ловчу, которая, по мнению Османа, представляла большие выгоды для обороны Балканских проходов. Верховное турецкое командование испуганное быстрым падением Дунайского рубежа, и опасаясь прорыва русских к Константинополю, предпринимало чрезвычайные меры по выправлению ситуации. Поэтому предложение Османа с небольшими изменениями приняли.

Стоит отметить, что Осман Нури-паша был опытным командиром. В 1852 году Осман окончил Османскую академию Генерального штаба и поступил на службу в кавалерию. Первый боевой опыт получил во время Крымской войны. Участвовал в сражении при Евпатории в феврале 1855 года, а затем в походе в Абхазию и Мегрелию. Затем принимал участие в подавлении восстаний друзов в Сирии, греков на Крите. В 1868-1871 гг. служил в Йемене, откуда вернулся с титулом паши. Затем был назначен военным комендантом области в Боснии. Показав себя талантливым офицером, Осман был переведён в Генштаб в чине полковника. В 1874 году был произведён в бригадные генералы, а в 1875 году - в дивизионные. В 1876 году назначен командовать корпусом в районе Видина, действовавшим против сербов. Отличился в войне против Сербии и Черногории, хотя и потерпел поражение от черногорцев. За успешные действия был произведен в маршалы. Уже после обороны Плевны Осман-паша получил почётное прозвище «Гази» (победоносный), был награжден за выдающуюся службу Турецкой империи орденом Османие. После возвращения из плена получил от султана Абдул-Хамида II почётное прозвище «Лев Плевны» и неоднократно назначался военным министром Турции. Таким образом, русской армии противостоял, видимо, лучший из турецких полководцев, который резко выделялся из среды пассивных и медлительных турецких генералов. Он имел высшее военное образование, большой боевой опыт. Его войско состояло из лучших батальонов, имевших боевой опыт войны с Сербией.

Утром 1 (13) июля Осман-паша выступил из Видина имея 16 тыс. человек и 58 орудий. В пути Осман-паша получил сообщение о критическом положении Никополя и поэтому вместо Ловчи двинулся к Плевне. На рассвете 7 (19) июля турецкие войска вступил в Плевну, пройдя форсированным маршем за 6 суток около 200 километров. Так, Плевна получила решительного командующего и мощный гарнизон, который стал энергично готовиться к обороне. Панические настроения сменились активной деятельностью. Турецкая конная разведка в этот же день обнаружила русский отряд. Осман-паша, несмотря на крайнюю усталость своих войск, только что совершивших форсированный марш, вывел их из Плевны на окружающие её возвышенности и расположил на позициях. Перед Плевной фронтом на северо-восток между селения Буковлек и Гривица рыли окопы. Началась постройка редутов. Главные силы — девять батальонов с пятью батареями — заняли позиции по высоте Янык-Баир фронтом на север; три батальона с батареей на этой же высоте встали фронтом на восток, к Гривице; два батальона с батареей расположились на высоте восточнее Опанца; один батальон с тремя орудиями занял позицию южнее Плевны для прикрытия ловчинского направления. Остальные войска составили общий резерв и стали восточнее Плевны.

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

Осман Нури-паша (1832-1900)
Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

Барон Николай Павлович Криденер (1811-1891). Рисунок П. Ф. Бореля, гравюра И. Матюшина, 1878

Первый штурм Плевны

Тем временем русское командование после захвата Никополя не организовало немедленный бросок войск на Плевну, что привело к серьёзным проблемам и срыву темпов наступления не только Западного отряда, но и всей армии. В течение двух суток генерал Криденер бездействовал. Русские, пренебрегая войсковой разведкой, не смогли обнаружить движение войск Осман-паши. Ещё 4 (16) Криденеру дали указание занять Плевну, но он не отреагировал. Это значительно облегчило маневр Османа-паши, привело к укреплению Плевны. Только 6 (18) июля 1877 года, после категорического приказа главнокомандующего, русские войска возобновили движение. При этом Криденеру в случае его неготовности к выступлению в Плевну со всем отрядом разрешили ограничиться высылкой туда лишь казачьей бригады Тутолмина и части пехоты.

В результате к Плевне выдвинули 1-ю бригаду 5-й пехотной дивизии, 19-й Костромской полк, Кавказскую бригаду, 9-й Донской казачий и 9-й Бугский уланский полки. Всего у русских в этих войсках было до 9 тыс. человек с 46 орудиями. Общее руководство возлагалось на генерал-лейтенанта Ю. И. Шильдер-Шульднера. Таким образом, совершили вторую роковую ошибку – направили к турецкой крепости только часть сил Западного отряда, что было вызвано недооценкой противника, первые успехи расслабили русское командование, многие считали, что турки уже дезорганизованы и не смогут оказать серьёзное сопротивление в Плевне. К Плевне нужно было идти с силами как минимум равными корпусу Османа-паши. В итоге русские войска атаковали Плевну почти вдвое уступая противнику в живой силе.

Русский отряд шёл к Плевне без разведки, без охранения, несмотря на наличие конницы. Поэтому о расположении противника Шильдер-Шульднер ничего не знал. Около 14.30 7 (19) июля наши войска, подходя к Буковлеку, внезапно была обстреляна турецкой артиллерией. После первых минут растерянности русские быстро пришли в себя. Полки развернулись, батареи стали на позиции, началась артиллерийская дуэль, прекратившаяся лишь к вечеру. Шильдер-Шульднер совершил ещё одну ошибку: он не использовал имеющееся время для детальной разведки местности и сил врага. Расположение врага знали только в общих чертах, как и его численность – около 20 тыс. человек. Хотя и этого должно было хватить, чтобы не пытаться атаковать с ходу, в лоб позиции противника. Противника недооценили.

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

Генерал-лейтенант Ю. И. Шильдер-Шульднер, 1877 год

Было решено главными силами (1-я бригада) наступать на Плевну с севера на центр и левый фланг главной позиции турецких войск. С востока, по левому флангу турецкой армии, наносил удар 19-й Костромской полк, поддерживаемый приданной ему 5-й батареей 31-й артиллерийской бригады. Кавказской бригаде поручили выйти во фланг и тыл вражеской позиции с юга. Перед 9-м Донским казачьим полком ставилась задача прикрывать правый фланг со стороны Опанца.

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

Источник: Бескровный Л. Г. Атлас карт и схем по русской военной истории

Штурм позиций противника начали утром 20 июля, почти без артиллерийской подготовки. В атаку бросили сразу пять батальонов. Перейдя под сильным ружейным турецким огнем овраг у Буковлека, архангелогородцы и вологодцы стремительно бросились в атаку и дошли до батарей на гребне Янык-Баира. На крайнем правом фланге некоторые атаковавшие подразделения ворвались даже в Плевну и завязали там уличный бой. При этом атаковавшие подразделения понесли серьёзные потери. Турки же бросили в бой свежие подкрепления и резервы. А у наших войск резерва практически не было. До 11.30 войска правой колонны удерживались на занятых ими турецких позициях, отражая контратаки свежих турецких резервов, но стало ясно, что их дальнейшее пребывание там бесцельно и вскоре может привести к поражению. По приказу Шильдер-Шульднера 1-я бригада начала отход. Турецкие войска её не преследовали. Таким образом, наступление главных сил с севера первоначально развивалось успешно, но вскоре было остановлено подошедшими турецкими резервами.

Схожим образом развивалось наступление и Костромского полка. Костромской полк, который умело поддерживали артиллеристы, взял турецкие позиции у Гривицы. Турки запаниковали, вмешался сам Осман-паша, успокаивая войска. Но дальше пробиться наши солдаты не смогли из-за нехватки сил. Потери были высокие, погиб командир полка, заканчивались боеприпасы. И Костромской полк отступил. Кавалерия свою задачу выполнить не смогла: Тутолмин со своей Кавказской казачьей бригадой бездействовал. В результате командир отряда приказал остановить наступление. Русские потери доходили до 2,5 тыс. человек, турок – около 2 тыс. солдат.

Таким образом, первый штурм Плевны провалился. Неудача была вызвана несколькими причинами: незначительностью наступающих русских войск, к тому же распыленных на различных направлениях; взаимодействие между северной и восточной группами отсутствовало; недооценкой противника; отсутствием сильных резервов для поддержки первых успехов наступающих войск; атаки русских войск свелись в основном к лобовым атакам пехотой турецких укрепленных позиций, а кавалерию не смогли толком использовать для удара по флангу и тылу врага.

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок

Перед атакой. Под Плевной, 1881. Верещагин В.

Второй штурм

18 (30) июля 1877 года русское командование подготовило второй штурм Плевны. На этот раз наступали более мощными силами – 26 тыс. человек при 140 орудиях. Численность турецких войск составляла 22 тыс. человек при 58 орудиях. То есть турецкие войска не сильно уступали русским в численности. При этом турки оборонялись на выгодной позиции, которая к моменту второго штурма была значительно усилена. Укрепления у Буковлека защищали Плевну с севера, у Гривицы – с востока. Наиболее слабыми участками турецкой обороны были южный и западный.

Согласно плану русского командования основные силы Западного отряда были разделены на две группы – правую и левую. Войска правой группы под командованием генерал-лейтенанта Н. Н. Вельяминова должны были нанести главный удар, наступая с востока в направлении Гривица, Плевна. Войскам левой группы под началом генерал-лейтенанта А. И. Шаховским ставилась задача наступать с юго-востока на Радищево и далее на Плевну. С севера ударная группировка русских войск прикрывалась отрядом генерал-майора П. С. Лошкарева, с юга – отрядом М. Д. Скобелева. В общем резерве была пехотная бригада с тремя батареями. Накануне штурма, 17 (29) июля, Криденер инструктировал командиров частей о способах ведения боя. Он рекомендовал не открывать ружейного огня с дальней дистанции, беречь патроны до близких расстояний, идти в штыковые атаки. Участник совещания генерал К. К. Бискупский отмечал, что «план предстоящего штурма не только не был разработан и изложен ясно и определенно, но даже всё время неясно рисовался и самому творцу этого плана Криденеру». Однако диспозицию утвердили. В телеграмме главнокомандующего от 18 (28) июля сообщалось: «План вашей атаки Плевно одобряю, но требую, чтобы до атаки пехоты неприятельская позиция была сильно обстреляна артиллерийским огнем».

Наступление на главном направлении не получило развития. Войска генерала Вельяминова попали под сильный фланговый огонь артиллерии противника. В «Записке о действии 2-й батареи 31-й артиллерийской бригады» отмечалось: «Когда войска вошли в среду артиллерийского огня противника и турки сделали несколько выстрелов, выяснилось, что направление боевой линии было неправильно и турки обстреливают нас во фланг; тогда велено было подать левое плечо несколько вперёд, а правое назад, а батареям, заняв позицию, открыть огонь по артиллерии противника, помещавшейся в земляном укреплении довольно сильной профили, но открытом или закрытом – с этого расстояния судить было нельзя». Проведя перестроение, русские войска после короткого артиллерийского налета возобновили атаки, но все попытки продвинуться были отбиты огнем из вражеских укреплений.

Войска Шаховского заняли Радищево. Наступление велось под прикрытием меткого огня русской артиллерии, которое произвело большое впечатление на турок. По свидетельству турецкого историка, огонь из района Радищево был так силен, что они «не взвидели света божьего и молили господа о помощи». Но результаты успешной артиллерийской подготовки не были использованы в полной мере. Чёткое руководство войсками отсутствовало, конкретных задач им не поставили. Отдавались приказы общего характера. К примеру, один из них гласил: «Двигаться прямо перед собою и побить по дороге всю сволочь, которая встретится на пути». В результате упорный бой продолжался до 18 часов, но не привёл к победе.

Кавалерия действовала по-разному. Правофланговый отряд генерала Лошкарева вёл себя пассивно практически в течение всего боя. Левофланговый отряд Скобелева сумел захватить гребень Зелёных гор и прорваться к самой окраине Плевны. Но, неся большие потери и не получив подкреплений, вынужден был отойти. Тем не менее, войска Скобелева отвлекли на себя внимание противника и этим облегчили положение отряда Шаховского. С наступление темноты сражение завершилось. Русские войска отошли по всему фронту. Турки их не преследовали. Осман-паша считал, что на следующий день русские продолжат наступление. Он приказал спешно восстанавливать разрушенные и строить новые укрепления.

Таким образом, второй штурм Плевны также провалился. Потери русских войск были высоки – 7 тыс. человек, турецкие – не более 1,2 тыс. человек. Турки отбивались будучи защищены сильными укреплениями, русские атаковали в лоб и несли высокие потери. Русские солдаты и офицеры храбро шли на врага, и заплатили высокую цену за просчёты командования. Среди ошибок русского командования можно выделить следующие: главный удар по Плевне решили нанести с восточного направления, где турки имели наиболее сильные укрепления, хотя наиболее лучшим вариантом для успешной атаки было южное и западное направления; план операции был плохо подготовлен, общие слова без конкретики; во время штурма не наладили взаимодействие между родами войск и отдельными частями боевых порядков; многие командиры придерживались традиционных, устаревших взглядов на войну, войска шли в наступление в плотных построения и несли неоправданно высокие потери. Кроме того, турки уже успели подготовиться к обороне, момент, когда крепость можно было взять с ходу был бездарно упущен.

Многие современники, отмечая роковые ошибки со стороны высшего командования, в то же время высоко оценивали мужество и героизм русских воинов. Так, участник битвы 18 (30) июля 1877 года под Плевной генерал К. К. Бискупский отмечал: «Мы думаем, что высокие качества русского солдата и русского офицера, выручавшего иногда их начальников, примет в соображение и настоящий Мольтке и будущий военный талант в любой европейской армии. А нам, начальникам этого солдата, нам надо преклоняться перед его великими… качествами и приготовить себя, дабы извлекать из них пользу, а не тратить жизнь солдата без всякой цели».

Врач С. П. Боткин говорил: «Будем надеяться на русского человека, на его мощь, на его звезду в будущем. Может быть, он со своей несокрушимой силой сумеет выбраться из беды, несмотря на стратегов, интендантов и тому подобное. Ведь надо ближе посмотреть на русского солдата, чтобы со злобой относиться к тем, которые не умеют руководить им. Ты видишь в нем силу, и смысл, и покорность. Всякая неудача должна позором ложиться на тех, которые не сумели воспользоваться этой силой…». Боткин хорошо видел слабость русского генералитета, среди генералов становилось слишком много карьеристов, администраторов, исполнителей хорошо делающих вид в мирное время, но всё меньше настоящих боевых полководцев, решительных, волевых, способных брать на себя ответственность. Эта проблема русского командования во всех красках проявится в будущих войнах с Японией и Германией.

«Вопрос: кто же виноват во всех неудачах?» - спрашивал Боткин. И отвечал: «Недостаток культуры, по-моему, лежит в основе всего развернувшегося перед нашими глазами… Надо трудиться, надо учиться, надо иметь больше знаний, и тогда не придётся получать уроков ни от Османов, ни от Сулейманов».

Как "Лев Плевны" дал русской армии кровавый урок
Автор: Самсонов Александр

Источник →

Ключевые слова: история
Опубликовал Игорь Сипкин , 17.07.2017 в 11:01

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook

О сайте

Присоединиться к сайту нажатием кнопки

новые читатели

66902 пользователям нравится сайт s30116489994.mirtesen.ru

Последние комментарии

Поиск по блогу

Последние комментарии