Свежие комментарии

  • Борис Захарченко
    Путин не дал развалиться стране, но это может вполне успешно сделать Ельцин-Центр, антигосударственную деятельность к...НИКИТА МИХАЛКОВ. ...
  • Иван Иваныч Иванов
    - Нет на Земле ужаснее напасти, чем криминал дорвавшийся до власти. - Актёр и поэт Леонид Филатов.НИКИТА МИХАЛКОВ. ...
  • Борис Захарченко
    Нынешняя власть и сегодня этого не понимает и не осознаёт.НИКИТА МИХАЛКОВ. ...

Сирия: новые грани политики Турции на фоне украинского кризиса

Сирия: новые грани политики Турции на фоне украинского кризиса

Частичное возобновление контактов между Анкарой и Дамаском дискутируется, но видится малореальным

Украинский кризис придал важный импульс связям Турции и её президента Реджепа Тайипа Эрдогана с партнёрами по НАТО, одновременно притормозив, несмотря на социально-экономические неурядицы, падение его электоральной поддержки. Возможно, проглядываются и некоторые новации в ближневосточной политике, предусматривающие по крайней мере частичную коррекцию подходов, оформившихся со времён «арабской весны».  Согласно информации Hurriyet, посредническая роль Турции в попытках урегулирования кризиса вокруг Украины может сформировать благоприятные условия для проработки некоторых новых подходов к сирийскому кризису.

В частности, если верить источникам этого влиятельного и информированного турецкого издания, в Анкаре обсуждаются перспективы «новых отношений» между Турцией и «режимом Асада». Считается, что диалог с Дамаском может открыть для Турции «новые возможности», в том числе – по части борьбы с «Рабочей партией Курдистана». Ранее этот процесс якобы сдерживался Россией и Ираном, однако в настоящее время Москва поглощена военными действиями на Украине и тотальной обструкцией со стороны Запада, что облегчает задачи турецкой дипломатии.

Лукавство подобного рода причинно-следственной связи очевидно – скорее всего, таким образом камуфлируется обусловленный объективными обстоятельствами частичный отход Анкары от прежней непримиримой линии в отношении «режима Асада».

Сирия: новые грани политики Турции на фоне украинского кризисаЭрдоган и Асад до 2011 года общались вполне дружелюбно

В контексте гипотетических переговоров, для Турции важно сохранение унитарного устройства (что позволит решить проблему РПК и «автономного» региона на северо-востоке Сирии) и территориальной целостности страны, а также обеспечение безопасности возвращающихся в страну беженцев, сообщает Hurriyet. Как считают в Анкаре, недавний визит Башара Асада в ОАЭ обозначил некоторые тенденции в региональной политике, которые Ак-Сараю следует стремиться обратить себе на пользу, и сирийскому лидеру было направлено соответствующее послание. Две арабские страны сосредоточены на экономическом сотрудничестве, отношениях с Ираном и возвращении САР в Лигу Арабских Государств. Гипотетическая же нормализация отношений в треугольнике Абу-Даби – Дамаск – Анкара в конечном итоге может привести к возвращению в Сирию по крайней мере половины беженцев, перебравшихся в Турцию за годы вооружённого конфликта.

На фоне снижения активности российских сил в Сирии турецкая армия активизировала атаки на курдов на северо-востоке страны, одновременно укрепляя базы в северо-западной провинции Идлиб, пишет Al-Monitor. По мнению обозревателя Фехима Таштекина, возможный «новый курс» Анкары в Сирии ещё предстоит согласовать с приоритетами Дамаска и с позициями России и Ирана, а также сирийских курдов, против которых он направлен едва ли не в первую очередь. Расчёты Анкары основаны на предположениях, что позиции Москвы и Тегерана (особенно после возможного перезаключения «ядерной сделки») в Сирии ослабнут, сделав Дамаск более восприимчивым к предложениям, направленным на демонтаж структур курдского самоуправления на северо-востоке Сирии.

Но возможна ли после многих лет противостояния подлинная «новая эра» в турецко-сирийских отношениях, и верят ли сирийские власти в неожиданно проснувшуюся «добрую волю» со стороны северного соседа? Источники газеты Al-Watan в МИД САР рассматривают публикацию в Hurriyet как очередную пропагандистскую попытку поднять популярность Эрдогана перед предстоящими в июне 2023 года выборами. Дамаск по-прежнему призывает турецкого лидера «уважать международное право, двусторонние соглашения и принцип добрососедства» и не может всерьёз рассматривать какой-либо диалог с режимом Эрдогана до прекращения оккупации, вывода войск и прекращения нарушения прав граждан Сирии.

В качестве правовой базы двусторонних отношений следует рассматривать протокол 1987 года о совместном использовании вод Евфрата, Аданское соглашение 1998 года, соглашение 2011 года о совместной борьбе с терроризмом, а также ряд меморандумов 2009 года по водному и иным вопросам. Намерение же Анкары воспользоваться военным кризисом на Украине для активизации своей политики на Ближнем Востоке в Дамаске полагают «аморальным» и «оппортунистическим».

В настоящее время у сирийского правительства мало стимулов для примирения, уверен журналист из Дамаска Саркис Кассарджян, указывая на критическую важность для режима Эрдогана проблемы сирийских беженцев, отсутствие прогресса в решении которой может стоить действующему президенту многих голосов на выборах. В конце марта глава миграционного управления Турции заявил о возвращении около полумиллиона беженцев в «безопасные зоны» в Сирии, в то время как на территории страны всё ещё находится 3,7 миллиона сирийцев.

Сирия: новые грани политики Турции на фоне украинского кризиса

Едва ли в Дамаске будут рассматривать турецкие предложения без вывода войск и без прекращения поддержки «сирийской национальной армии» и прочих повстанческих группировок, полагает С. Кассарджян. Готова ли Анкара всерьёз рассматривать эти условия? Едва ли. Никаких признаков нормализации двусторонних отношений с Турцией не просматривается. Пример соседнего Ирака свидетельствует в пользу затягивания военного присутствия Турции в Сирии. В рамках трансграничных вторжений в погоне за боевиками РПК в северном Ираке с 1990-х годов Турция последовательно расширяла сеть своих военных баз, опорных пунктов и зон контроля в регионе. В 2019 году Россия предложила вернуться к Аданскому соглашению в контексте восстановления диалога между Анкарой и Дамаском. Однако в Турции распространяют действие этого заключённого с правительством Хафеза Асада документа исключительно на курдские группировки, в то время как сирийские власти полагают, что оно должно распространяться на все вооруженные оппозиционные группировки в стране.

Как пишет Asharq al-Awsat, в Дамаске опасаются сокращения военной и экономической поддержки из Москвы на фоне затягивающихся военных действий на Украине и развязанной Западом против России санкционной войны. В этой связи, поездка Асада в ОАЭ рассматривается как элемент поиска альтернативных каналов экономического содействия разрушенной многолетней войной стране. Возможное возвращение Сирии в ЛАГ могло бы сыграть «важную роль в сдерживании иранского влияния в регионе», однако предположение о том, что Дамаск может дистанцироваться от Тегерана – скорее выдача желаемого за действительное. Иранцы, вероятно, быстро заполнят любой вакуум после возможного сокращения российского военного присутствия. По сообщениям СМИ, они уже развернули подкрепления ополченцев примерно на 120 военных опорных пунктах в провинциях Хомс, Хама, Ракка, Дейр-эз-Зор и Алеппо.

Турки, как и прежде, нацеливаются на курдские позиции в Айн-Исса и Телль-Тамер вдоль стратегической автомагистрали М4, а также в Манбидже и сельской местности Алеппо. В начале апреля в результате атаки турецкого беспилотника был ранен один из командиров «СДС». На северо-запад (к аль-Мастуму и авиабазе Тафтаназ) и на северо-восток Сирии засылаются новые военные подкрепления.

Хотя крупномасштабное наступление маловероятно, по-видимому, турецкое командование планирует усилить давление на курдов, пишет Ф. Таштекин. Осенью 2021 года одной из ключевых тем нескольких наших обзоров были так и не реализованные планы наступления турок в сирийской территории к востоку от Евфрата. Тогда ни Москва, ни Вашингтон не дали такому наступлению «зелёный свет», однако теперь, когда роль Турции в НАТО важна для Вашингтона в связи с украинским кризисом, в Анкаре ожидают, что администрация Байдена «закроет глаза на определённую степень турецкой военной активности». В Белом Доме и Конгрессе поддерживают просьбу Турции купить самолёты F-16, в то время как по итогам визита в Анкару Виктории Нуланд запущен диалоговый «стратегический механизм». Однако завышенные ожидания турок противоречат намерению Белого Дома нарастить своё военное, политическое и финансовое участие в северо-восточной Сирии в попытке усложнить ситуацию для России. В военном бюджете 2023 года на поддержку «союзных сил» в Ираке и Сирии администрация Байдена запросила 541 млн. долл.

Активизировали события вокруг Украины и сирийскую оппозицию. Так, близкие к Катару члены «национальной коалиции» рассматривают их как возможность разжечь в Сирии очередную «революцию», что совпадает со стратегическими целями Вашингтона. Однако Турция, похоже, преисполнена решимости не упускать контроля над оппозиционными группировками, манипулируя ими в рамках собственной «повестки дня». Со своей стороны, Дамаск едва ли позволит своим противникам поймать «попутный ветер» украинского кризиса с тем, чтобы попытаться переломить ситуацию в свою пользу. Военные столкновения в Идлибе и на востоке страны не прекращаются.

Расчёт Анкары на примирение с Дамаском мог бы стать реальностью в случае сокращения (или полного сворачивания) российского присутствия в Сирии, потери влияния там Ирана и при отказе США от поддержки местных курдов – все эти три условия в настоящее время и на длительную перспективу нереализуемы. Сирийское правительство едва ли начнёт серьёзный диалог с Анкарой без прекращения оккупации и, похоже, только лишь кардинальное изменение турецкого внутриполитического ландшафта после июньских выборов 2023 года позволит говорить о серьёзных предпосылках для подобного рода диалога.

Андрей Арешев

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх