БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 690 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктория Виктория
    "Финансовыми надбавками, налоговыми льготами и возможностью участвовать в местном самоуправлении предлагается завлека...Из гастарбайтеры ...
  • Юрий Наконечный
    в заметке сказано: "на долю нашей страны приходится всего около 1% торгового оборота компании."Siemens, ту-ту: «...
  • mark kapustin
    Как говорили в армии: не можешь научим, не хочешь заставим .УРОКИ РУСОФОБИИ: ...

Военная этика: позор, запреты и насилие. Часть II

Продолжаемговорить о крови, этике и нормах войны. На этот раз – два поразительно различающихся столетия. Одно являло собой попытку превратить войну в театр крови и уважения, а другое просто топило мир в кровавой бане.

Изящный XVIII век

Военная этика: позор, запреты и насилие. Часть II Эпоха Просвещения, высокой архитектуры, искусства, светского гуманизма и дворцовых этикетов. В XVIII веке армии научились совершать маневры, крестьяне научились носить камзолы, а бои стали более дистанцированными. Война стала напоминать театр, в котором маневры всё чаще стали решать больше, нежели сам бой, и сопровождалась многочисленными вежливыми условностями в стиле "Извольте, позвольте".

Рыцарский этикет сильно растягивал боевые действия, и враги чуть ли не просили разрешения выстрелить первыми, так сказать: "Ваше сиятельство, позвольте нам раздербанить ваших солдат пулями и размозжить им головы пушечными снарядами? А потом кавалерия кирасиров затопчет их, охваченных агонией, пытающихся удержать свои вываливающиеся кишки из тела?"

Действительно, офицеры могли салютовать неприятелю, особенно если главнокомандующим противника был прославленный генерал. Но самым нелепым кажется обсуждение того, кто проведёт первый залп. Война превращалась в "спорт королей", переизбыток вежливости делал её всё более похожей на светский бал, маневры и правила ведения боя были не менее учтивыми, чем смена партнёров в мазурке.

Однако были и откровенные плюсы: жестокость резко снизилась и появилось искреннее уважение к противнику. Доблесть противника стала цениться больше, а с пленными офицерами общались учтиво, стараясь лишний раз не отрезать им конечности и не выкалывать глаза. Пленным офицерам могли оставлять личную свободу, в случае если те давали честное слово не пытаться сбежать. Пленник при этом отпускался лишь по окончании боевых действий и при уплате выкупа. Если бы Оливер Кромвель, Фридрих Барбаросса и другие военачальники прошлого узрели сие безобразие, то наверняка бы швырнули в генералов кубок с вином и, страшно рыча, выбежали на поле боя, призывая воевать, как мужчины, попутно закалывая солдат для пущей наглядности.

К мирным жителям относились корректно, не в пример даже XX веку. Правда, это не мешало им подчистую, до последнего золотого зуба во рту местного старика грабить города, вражеские лагеря и другие хозпостройки. Учтивость и уважение выходило на первый план, однако не стоит думать, будто жестокости и несправедливости не было. Были, да ещё какие, ни одна война не может обойтись без этого. Но кровавых варварских мясорубок с тотальным геноцидом населения становилось всё меньше, и в целом поле битвы напоминало аккуратную игру в солдатиков. Читать далее...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх