БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 798 подписчиков

Свежие комментарии

  • Марина Поддубская
    Коренное слово - "заработал".НИКИТА МИХАЛКОВ В...
  • Юрий Бакулин
    Какого черта эту блондинку голикову опять тянут??? Покрасить ее в цвета радуги или вообще постричь наголо, только так...САБОТАЖ В КРЕМЛЕ?...
  • Юпитер
    Германия, через Украину, воюет против нас и убивает наших солдат своим оружием, а мы им за это поставляем газ!!!! Бо...Герой России, ген...

Центры информационно-психологических операций Запада. Часть вторая.

Центры информационно-психологических операций Запада. Часть вторая.

Леонид Савин

Структуры Пентагона и разведсообщества США

Для начала необходимо пояснить, что подразумевают американские военные под информационными операциями.

Согласно учебному документу, изданному Военным колледжем Армии США в октябре 2011 г. «Информационные операции (ИО) направлены на то, чтобы повлиять на поведение целевых аудиторий, изменяя их способность принимать решения, одновременно защищая способность дружественной стороны принимать правильные решения. Это ничем не отличается от осуществления других форм национальной власти.

В данном случае средством является информация, но конечный результат тот же самый. Хотя ИО часто называют "мягкой силой" или "некинетической", оно включает в себя использование физической атаки против информационных систем противника или непосредственно против лиц, принимающих решения. ИО также использует действия, основанные на технологиях, для воздействия на информационные системы противника.

Воздействие на цикл принятия решений цели (иногда называемый его "циклом НОРД" (наблюдать, ориентироваться, решать, действовать) является средством воздействия на поведение цели. Очевидно, что снижение способности противника принимать своевременные и эффективные решения ухудшит его проявление инициативы или его реакцию на военные действия дружественной стороны.

Необходимо также принять меры для защиты дружественной информации и информационных систем от деградации или нарушений, поскольку вооруженные силы США особенно полагаются на эти системы для поддержания ситуационной осведомленности, поддержки принятия решений и для командования и управления войсками.

Эти защитные действия предназначены не для предотвращения неограниченного потока информации, жизненно важной для свободного общества, а скорее для предотвращения эффективного манипулирования или искажения информации или атак на информационные системы».[i]

Особое внимание в данном документе уделено киберпространству.

Сказано, что ИО должны использоваться для поддержки полного спектра доминирования, используя преимущества информационных технологий, поддерживая стратегическое доминирование США в сетевых технологиях и извлекая выгоду из глобального распространения информации почти в режиме реального времени, чтобы влиять на циклы принятия решений противником с целью достижения информационного превосходства для Соединенных Штатов.

К ключевым публикациям на тот период относились:

Joint Pub 3-13, Information Operations, 13 February 2006

Joint Pub 3-13.1, Electronic Warfare, 25 January 2007

Joint Pub 3-13.2, Psychological Operations, 07 January 2010

Joint Pub 3-13.3, Operations Security, 29 June 2006

Joint Pub 3-13.4, Military Deception, 13 July 2006

Joint Pub 3-57, Civil-Military Operations, 08 July 2008

Joint Pub 3-61, Public Affairs, 25 August 2010

В документе также говорится, что «жизненно важно как можно раньше вовлечь союзников и партнеров по коалиции в планирование ИО, чтобы на ранних этапах процесса планирования можно было разработать комплексную и достижимую стратегию ИО.

Требования к интеграции включают разъяснение целей ИО союзников и партнеров по коалиции; понимание информационных операций других стран и того, как они намерены проводить ИО; установление процедур связи/устранения конфликтов для обеспечения согласованности; и раннее выявление уязвимостей многонациональных сил и возможные контрмеры против попыток противника использовать их». То есть, на оперативном уровне ставилась задача распространить свое влияние и видение на военные органы других государств.

А теперь о структурах, которые проводят информационные операции согласно доктрине Пентагона:

- Заместитель Государственного секретаря по общественной дипломатии и связям с общественностью. В ведение Госдепа входит работа Управления политики, планирования и ресурсов для общественной дипломатии и связей с общественностью; Центра стратегических коммуникаций по контртерроризму; бюро по вопросам образования и культуры; бюро по международным информационным программам; бюро по общественным делам.

- Агентство национальной безопасности (его параллельно возглавляет глава Киберкомандования США, генерал Пол Накасоне).

- Внутри Пентагона темы информационных операций находятся в ведении следующих отделов: Заместитель министра обороны по политическим вопросам; Помощник министра обороны по связям с общественностью, коммуникационному планированию и интеграции; Директор по информационным технологиям Министерства обороны, Агентство оборонных информационных систем (DISA); Центр анализа технологий обеспечения информационной безопасности (IATAC).

Кроме того этим вопросом занимаются ряд объединенных организаций и учебных заведений:

• Объединенный штаб, заместитель директора по глобальным операциям;

• Объединенный спектральный центр спектра;

• Объединенный элемент поддержки по связям с общественностью;

• Объединенный центр боевых действий в области информационных операций;

• Стратегическое командование США (USSTRATCOM);

• Киберкомандование США (USCYBERCOM);

• Командование специальных операций США (USSOCOM);

• Колледж штаба Объединенных сил – Программа информационных операций;

• Центр информационных операций для повышения квалификации аспирантуры ВМС США.

То есть, в работу американских военных заведомо включен уровень поддержки внешнеполитического ведомства.

Показательно, что в документе словом "пропаганда" называют "любую форму вражеских коммуникаций", тогда как для собственных действий подобран обширный терминологический аппарат: стратегические коммуникации, общественная дипломатия; психологические операции и операции по поддержке военной информации; управление восприятием; сетевые операции; военный обман; неправительственные организации; межведомственная координация; информационное превосходство; подготовка объединенной разведки для оперативной среды; информационная помощь; управление информацией; операции по влиянию; электронная война; дезинформация; желаемое восприятие; операции в киберпространстве; контрпропаганда; гражданско-военные операции; управление и командование и т. д.

Более новая формулировка гласит, что «информационные операции - это комплексное использование во время военных операций возможностей, связанных с информацией, совместно с другими направлениями операций, чтобы влиять, нарушать, искажать или узурпировать принятие решений противниками и потенциальными противниками, защищая при этом наши собственные».[ii]

Для их проведения подбирается специальный персонал, который проходит подготовку и обучение.

Как указано на сайте армии США - "операторы психологических операций - это адаптивные мыслители, которые специализируются на нетрадиционных способностях, культурной экспертизе, знании языка, военном обмане, кибервойне и передовых методах коммуникации во всех формах средств массовой информации. Солдаты психологических операций работают в небольших автономных командах или с другими силами специальных операций, чтобы убедить и повлиять на местное население в поддержку военных целей США".[iii]

Квалификационный курс по психологическим операциям занимает 46 недель. Первые две недели посвящены вводным лекциям. Второй блок посвящен военной специализации и на него отводится 10 недель. Следующие семь недель изучается искусство психологических операций самой структуры сил по специальным операциям.

Вообще, в нее входят спецназ, рейнджеры, авиация по спецоперациям, подразделения по психологическим операциям и подразделения по гражданским делам. Ее основными задачами являются прямые действия, специальная разведка, контртерроризм, неконвенциональная война, оборона в иностранных государствах (в данном случае сюда подходит Украина), психологические операции и гражданские дела.[iv]

Четвертая фаза подготовки занимает три недели и называется "Черный рыцарь". Это практические занятия, приближенные к реальной обстановке, то есть, военные учения, где студенты проходят инфильтрацию и должны успешно выполнить поставленные задачи во враждебной среде.

И еще 24 недели уделяется на языковые курсы - фактически полная магистерская программа.

Если в зоне активных боевых действий такие спецы занимаются активной пропагандой, шантажом, запугиванием противника посредством распространения листовок, сообщений в социальных сетях и оповещения через громкоговорители, в местах,

Командование по специальным операциям имеет функциональные разделения. В армии действует Четвертая и Восьмая группы по психологическим операциям, в ВВС - 193-е крыло по спецоперациям (Мидлтаун, Пенсильвания), в морской пехоте - Центр информационных операций. Также есть Командование по гражданским делам и психологическим операциям Армии США, которое базируется в форт Брагг. ВМС имеет структуру, расположенную в Норфолке.

160-й отдельный авиационный (десантный) полк специального назначения под названием "Ночные сталкеры" напрямую относится к выполнению специальных миссий с акцентом на психологические операции.[v]

Особый интерес представляет подразделение по гражданским вопросам, которое называется "Воины дипломаты" и имеет девиз "Обеспечить победу".

 Как указано, операторы по гражданским вопросам - это разносторонние, инновационные и хорошо обученные солдаты, которые действуют в небольших автономных командах среди местного населения, даже на враждебной или непризнанной территории.

Обученные иностранным языкам, знанию культуры и методам ведения переговоров, солдаты по гражданским вопросам обычно действуют в гражданской одежде в более чем 80 различных странах мира, создавая сети официальных и неофициальных лидеров и выполняя важные миссии в дипломатических или политически чувствительных областях. Обучение на эту должность занимает 48 недель, то есть на две больше, чем у обычных бойцов по спецоперациям.[vi]

Информационно-психологические операции включают в себя не только вбросы дезинформацию, шантаж и запугивание, но и создание привлекательного образа США, а также втягивание в постоянную зону воздействия других государств.

Например, в одной из публикаций специализированного военного журнала под названием "Полное погружение. Язык, культура и колумбийские военные" приведен опыт работы двух спецов по психологическим операциям в Колумбии. Например, описывается не только специфика проживания на военной базе и местная кухня, но и то, как сержант Робинсон в виде клоуна развлекал местных детей, показывая им всякие фокусы, что приводило их в восторг к радости мам.[vii]

Можно найти публикации, как через совместные учения США завлекают на свою сторону нейтральные государства, например, Индию.[viii]

Если акцентировать работу в зоне боевых действий, то проведение информационно-психологических операций по линии Пентагона связано с применением как новых, так и старых, проверенных методах.

В октябре 2019 г. генерал-лейтенант Фрэнсис М. Бодетт констатировал, что “благодаря усилиям в Сирии мы получили гораздо больше подходов и повторений. Меня обвиняли в том, что я называю листовки и громкоговорители звуковыми и мусорными, но у них есть время и место. Сирия - отличный пример. Когда оптоволокно было перерезано, а вышки сотовой связи отключены, люди жаждут информации. Итак, угадайте, что там работало? Листовки.”[ix]

Нужно отметить, что основной видео контент для психологических операций в Сирии готовился на военной базе США в Катаре.

Все же, основной упор в психологических операциях спецподразделения США сейчас делают на социальных сетях. Председатель объединенного комитета начальника штабов США Джозеф Данфорд отмечал по поводу , что “среди многих вещей, о которых нам нужно подумать, когда мы смотрим на насильственный экстремизм в будущем, способность использовать технологии, кибернетические возможности, информационные операции... это то, что мы должны предвидеть и быть впереди”… Военные добились определенных успехов в киберпространстве… Нужно лишить их свободы передвижения в киберпространстве”.[x]

Отмечалось, что Командование специальных операций разрабатывает новые возможности, “которые позволяют нам оценивать пространство социальных сетей, оценивать киберпространство, видеть анализ тенденций, куда движется общественное мнение, а затем как потенциально повлиять на эту среду с помощью наших собственных продуктов".[xi]

В мае 2019 г. было объявлено о значительном расширении численности сержантского состава для проведения психологических операций до 300 человек на базе форт Брагг. В пресс-релизе отмечалось, что «недавний обзор показал, что нынешние разрешения на получение звания психологических операторов недостаточны для учета солдат с обширной подготовкой и образованием в области теории влияния, динамики человека, психологии, социологии, языка, культуры и политики.

Ожидается, что унтер-офицеры по психологическим операциям будут успешно действовать в суровых условиях, и их основная задача - убедить местное население поддержать вооруженные силы США. Ожидается, что они будут ежедневно взаимодействовать с послами США, высокопоставленными членами страновых групп из разных стран и официальными лицами принимающей страны, говорится в пресс-релизе».[xii]

А в мае 2020 г. Глава Командования специальных операций США генерал Ричард Кларк заявил что победа в битвах будущего может зависеть не столько от солдат, которые выбивают двери, сколько от технически подкованных операторов, подготовленных для кибер- и информационных сражений.

"Нам также нужны программисты. Нам также нужны лидеры, которые могут применять [искусственный интеллект]. ... Возможно, больше не самый важный человек в миссии на самом деле является оператором спецназа, который выбивает дверь, но это может быть кибероператор, которого команда специальных операций действительно должна найти в окружающей среде и убедиться, что он или она может использовать свои киберинструменты в сражении.

Проведение успешных информационных операций, как на местном, так и на региональном уровнях, будет "иметь решающее значение для способности США добиться успеха в будущих боях", - сказал Кларк.[xiii]

Фактически в то же время был запущен Объединенный Центр военной информационной поддержки веб/операций (Joint Military Information Support Operations Web/Ops Center).

Кларк добавил, что "поскольку мы рассматриваем возможность влиять и формировать в этой среде, нам понадобятся инструменты искусственного интеллекта и машинного обучения специально для информационных операций, которые охватывают очень широкий портфель… Мы должны будем понять, как думает противник, как думает население и как оно работает в этих пространствах... чтобы убедиться, что послание США, наших союзников и партнеров было услышано и нашло отклик".

Безусловно, киберпространство дает возможность для воздействия на самые отдаленные уголки мира. А среди актуальных регионов у США значится Украина.

Показательно, что еще 18 февраля 2022 г., то есть до начала спецоперации на Украине Центр стратегических и международных исследований из Вашингтона указал на пакет мер, которые должны предпринять США, и среди них информационные операции по теме России и Украины.[xiv]

Уже после начала операции открыто последовали советы украинской стороне как использовать тактику военного обмана. «Благодаря сочетанию некинетических усилий, которые ухудшают наведение ракет, наряду с использованием ложных целей, отрицания и обмана, Украина может начать снижать способность России эффективно нацеливаться, явление, известное в военной теории как виртуальное истощение».[xv]

Хотя реальное истощение произошло у украинской стороны, данная активность американских авторов-экспертов показывает степень вовлеченности в украинский кризис. Глава Киберкомандования Пол Накасоне официально подтвердил, что их военные принимали участие в кибероперациях всех видов, направленных на инфраструктуру России. В качестве дополнительных ресурсов привлекалась и украинская сторона.

Помимо американских военных длительный опыт ведения информационно-психологических операций имеет ЦРУ.  Там штаб по проведению психологических операций имел разные названия — он был в ведении заместителя директората по планированию, Директората операций или Национальной секретной службы. Сейчас он называется Директорат по операциям и он имеет следующие отделы:

- Офицеры-оперативники: полностью сосредоточены на "тайном выявлении, оценке, разработке, вербовке и работе с лицами, имеющими доступ к жизненно важным иностранным разведданным".

- Сотрудники по сбору информации "контролируют и облегчают сбор, оценку, классификацию и распространение иностранной разведывательной информации, полученной из тайных источников". Они гарантируют, что "внешняя разведка, собранная тайными источниками, является актуальной, своевременной и отвечает самым высоким потребностям внешней политики и национальной безопасности".

- Штабные офицеры-оперативники базируются в штаб-квартире ЦРУ в Вашингтоне, округ Колумбия, и "планируют, направляют и поддерживают операции по сбору разведданных, контрразведывательную деятельность и программы тайных действий".

- Офицеры по специальным навыкам состоят из разнообразной группы "офицеров по информационным ресурсам, языкам, военизированных операций, по программам и планам; по целевому назначению — многие из которых сертифицированы как Core Collector". Они проводят и/или непосредственно поддерживают операции ЦРУ, используя свой язык, средства массовой информации, технические навыки и/или военный опыт.

Нет сомнений, что такие специалисты находятся и в посольстве США в Москве.

 Наконец, нужно обратить внимание и на процесс разработки специальных инициатив и методов ведения информационных войн. Оборонное агентство перспективных технологий  DARPA постоянно имеет в своем арсенале ряд программ, которые напрямую относятся к информационно-психологическим операциям.

Например, научный сотрудник DARPA Дэвид Финкельштейн посвятил военной меметике несколько лет исследований, которые проходили с 2006 по 2009 г., но обнародованы они были только в 2011 г. Его презентация содержит 155 слайдов и детальное описание к ним.[xvi]

Рекомендации наработок по ведению меметических войн были переданы в ЦРУ, Командование психологических операций, командование по сетевой войне ВМС, командование по психологическим операциям ВВС, управление разведки министерства обороны, все структуры по гражданским вопросам и аналогичные службы, занимающиеся подготовкой военнослужащих.

На подобные исследования были потрачены миллионы долларов. Или взять проект DARPA под названием "Социальные медиа в стратегических коммуникациях" был направлен на то, чтобы:

1. Обнаруживать, классифицировать, измерять и отслеживать (а) формирование, развитие и распространение идей и концепций (мемов) и (б) целенаправленные или вводящие в заблуждение сообщения и дезинформацию;

2. Распознавать структуры кампаний по убеждению и операции по оказанию влияния на сайтах и сообществах социальных сетей;

3. Определять участников и намерения, а также измерять эффект кампаний по убеждению.

4. Противодействовать сообщениям обнаруженных операциях влияния противника.

Это должно было достигаться через такие технические решения, как:

- Алгоритмы визуального мышления для визуализации мемов, тем и сообществ в социальных сетях;

- Кластеризация мемов в социальных сетях;

- От задачи к визуализации: применение методологии проектирования к визуализации мемов;

- Двухэтапная классификация для отслеживания мемов в микроблогах;

- Конкурирующее распространение мемов в сетях: Перспектива сетевой науки.[xvii]

Специализированное агентство в области технологий разведки IARPA также занимается разработкой методов манипуляции и передовой аналитики. Так, программа Интегрированная архитектура когнитивной нейронауки для понимания смыслообразования (Integrated Cognitive Neuroscience Architecture for Understanding Sensemaking, ICARUS), направлена на то, чтобы понять, как люди управляют смыслообразованием в различных условиях и как предубеждение влияет на вычислительные модели.[xviii]

В общем, DARPA и IARPA постоянно оттачивают мастерство ведения информационных войн, углубляясь в нейронауки и методики когнитивного воздействия.[xix]

Так что развитие и распространение социальных сетей и новых технологий коммуникаций идет бок о бок с военными технологиями влияния. Можно даже сказать, что некоторые приложения и созданы для того, чтобы манипулировать их пользователями.

Нужно добавить немаловажный факт, что отставные военные в США пополняют кадры различных корпораций, консалтинговых агентств, частных фирм, учебных заведений, неправительственных организаций и аналитических центров. Поэтому знания по ведению информационно-психологических операций активно применяются в гражданской сфере на международном уровне.

 

 

[i]               https://cyberwar.nl/d/201111_info_ops_primer.pdf

[ii]              https://othjournal.com/2020/03/10/joint-all-domain-effects-c...

[iii]             https://goarmysof.com/PsyOp/PsyOprecruiting.html

[iv]            https://www.globalsecurity.org/intell/library/policy/army/fm...

[v]             https://goarmysof.com/160th/SOARrecruiting.html

[vi]            https://goarmysof.com/CivilAffairs/CArecruiting.html

[vii]           https://arsof-history.org/articles/v14n3_total_immersion_pag...

[viii]          https://arsof-history.org/articles/v14n2_vajra_prahar_page_1...

[ix]            https://www.armytimes.com/news/your-army/2019/10/25/syria-ga...

[x]             https://www.militarytimes.com/news/your-military/2018/10/16/...

[xi]            https://www.militarytimes.com/news/your-military/2019/02/06/...

[xii]           https://www.military.com/daily-news/2019/05/24/army-promote-...

[xiii]          https://www.military.com/daily-news/2020/05/12/less-door-kic...

[xiv]          https://www.csis.org/analysis/russias-losing-hand-ukraine

[xv]           https://www.csis.org/analysis/winning-interdiction-fight-ukr...

[xvi]          https://throughthelookingglassnews.wordpress.com/2017/12/31/...

[xvii]         https://medium.com/@MichaelMcBride/why-the-us-government-spe...

[xviii]        http://www.iarpa.gov/Programs/ia/ICArUS/icarus.html.

[xix]  Подробнее см. Савин Л.В. Стрелы кентавра. Кибервойна по-американски. М.: Кислород, 2020.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх