БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 986 подписчиков

Свежие комментарии

  • semen
    Почему не вспоминаете опыт СССР? Сколько лет их не признавали? И что? В СССР не было спорта? И  на каком уровне высту...УВИДЕТЬ ПАРИЖ И О...
  • Валерий Никитин
    Тряпка, тряпка .. Гораздо важнее другое. Как мнение граждан возможно транслировать на решения нашей исполнительной вл...УВИДЕТЬ ПАРИЖ И О...

Все силы ушли на борьбу с инфляцией — для экономического роста ничего не осталось

Цены в следующем году продолжат расти и для бедных, и для богатых, чего не скажешь об экономике

Все силы ушли на борьбу с инфляцией - для экономического роста ничего не осталось
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС
Материал комментируют:

Большая часть россиян ждет снижения как текущей, так и будущей инфляции. Это следует из данных в опубликованном 24 ноября бюллетене Банка России. Интересно, что при этом инфляционные ожидания самых состоятельных граждан, а также бизнеса, наоборот, выросли.

Так, оценка текущей инфляции группой граждан со сбережениями выросла с 14,6% годовых до 15,3%, тогда как основная группа, сбережений не имеющая, снизила свои ощущения с 20,5% годовых в октябре до 19,5% в ноябре (в ноябре 2021 этот показатель составлял 17,5%). Оценки инфляции на следующий год для группы без сбережений снизились с 14,8% до 13,4%, а в группе со сбережениями немного повысилась — с 10,4% до 10,5%. В среднем наблюдаемая населением годовая инфляция в ноябре продолжила уменьшаться, вернувшись к уровню декабря 2021 года. Ее медианная оценка составила 17,6% (-0,6 п.п. к октябрю).

Что касается предприятий, повышение ценовых ожиданий произошло в большинстве отраслей, исключение составила торговля автотранспортом, где ценовые ожидания продолжили снижаться, приблизившись к значениям начала 2020 года. Рост ценовых ожиданий в промышленности произошел в основном за счет сектора теплоэнергетики и водоснабжения, где он связан с планируемой в декабре индексацией тарифов.

Если говорить не об ожиданиях, а о фактических цифрах, годовая инфляция, по прогнозу ЦБ, по итогам 2022-го составит 12−13%. Она снизится до 5−7% в 2023 году и вернется к 4% в 2024 году, считает регулятор.

Борьба с инфляцией в последние годы была поставлена во главу угла российской денежно-кредитной политики. В этом году эта борьба выглядит более чем актуальной на фоне скачка цен, который в середине года достигал почти 20%. Однако, как считают некоторые эксперты, в попытках усмирить инфляцию финансовые власти приносят в жертву и экономический рост. Например, высокая ключевая ставка, которая сейчас держится на уровне 7,5%, означает и дорогие кредиты для бизнеса, соответственно, говорить о его развитии вряд ли приходится, тут бы сохранить то, что есть. Возможно, стоило бы изменить подход к инфляции и смириться с более высоким ростом цен, если он будет сопровождаться и ростом зарплат, и увеличением производства?

Руководитель направления финансы и экономика Института современного развития Никита Масленников не согласен с такой точкой зрения, так как, по его словам, при инфляции выше 5% практически не поступают инвестиции, которые необходимы для устойчивого роста.

— Инфляционные риски продолжают преобладать, несмотря на некоторое притормаживание ожиданий. Консенсус-прогноз аналитиков, которых опросил еще в октябре ЦБ, говорит о том, что инфляция в следующем году будет на уровне 6,06%. У самого Банка России прогноз в интервале 5−7%, у оптимистов из Минэкономразвития — 5,5%.

Инфляция — вещь многогранная. Сейчас у нас будет некое инфляционное плато, рост цен вышел на 12,5%. Но впереди повышение тарифов ЖКХ плюс неравномерное расходование ассигнованных бюджетных средств, треть которых уйдет на четвертый квартал. В первом квартале 2023 года инфляция будет резко снижаться, но это чисто статистический эффект. Затем цены вновь начнут подрастать, как сильно — зависит от того, в какой ситуации окажется глобальная экономика. Если будет кризис, рост цен на уровне 9−11% вполне вероятен.

Что касается ожидания предприятий, это реакция на слабый спрос. Они довольно долго снижали цены, но поняли, что ничего положительного не происходит. Возможно, в следующем году они будут действовать по принципу «если все равно не покупают, пусть покупают по более высоким ценам». Это давление издержек, которые возрастает, в том числе и по зарплате.

Только мобилизация сократила на 1% рынок труда, плюс еще и отъезды. Если же брать самую высокопроизводительную группу в возрасте 20−40 лет, в ней сокращение составило 2−4%. Значит, остающемуся персоналу должны доплачивать. Попытка сократить издержки отражается и на инфляционных ожиданиях, компании хотят переложить их на потребителей, чтобы не лишиться доходов.

«СП»: — Почему есть разница в ожиданиях по инфляции между состоятельными россиянами и остальными группами?

— Это зависит от структуры потребления. У людей с низкими доходами в потребительской корзине невысока доля импорта. Они покупают товары ежедневного потребления, а на такую продукцию цены в последнее время растут медленнее или даже снижаются. А вот у высокодоходных групп доля импорта традиционно велика. Они покупают импортную одежду, обувь, гаджеты, бытовую технику, даже расходные материалы высокого качества, условно европейские чернила для принтера, а не китайские. На все это цены резко скачут, поэтому и ожидания у людей растут. Поэтому в оценках инфляции правы все, просто у каждого правда своя.

«СП»: — Нужно ли так зацикливаться на борьбе с инфляцией или это тормозит экономический рост?

— Движущий мотор любого экономического роста — инвестиции. Если у вас годовая инфляция выше 5%, инвестиций просто нет или они на таком минимуме, что не обеспечивают устойчивого развития. Вот и весь ответ. Если вы хотите, чтобы мотор экономического роста работал без перебоев, добивайтесь хотя бы того уровня инфляции, который поставил в качестве ориентира ЦБ.

Да, чем больше растут цены, тем больше растут и зарплаты. Но вопрос в темпах и соразмерности этого роста. Рост жизненного уровня при низких ценах возможен только благодаря резкому росту производительности труда, а этот рост невозможен без инвестиций, а инвестиции, как уже было сказано, при высокой инфляции не живут.

Экономист Михаил Беляев, напротив, считает, что государство должно пересмотреть свою политику по борьбе с инфляцией, так как отвечать за это должно антимонопольное ведомство, а не другие регуляторы.

— Инфляция — это многофакторное явление. По определению это любой рост цен на розничном рынке, не обязательно рост, который вызывается избыточной денежной массой. Один из главных факторов роста цен на нашем рынке — это действия крупных компаний, которые занимаются розничной торговлей. Это они виновны в том, что у нас цены растут, а вовсе не из-за избытка или недостатка денег. В странах с развитыми экономиками и сильными центральными банками именно этот фактор является одним из основных, потому что деньги находятся под контролем у государства.

Соответственно, у нас борьба с инфляцией, которая имеет не денежную природу, с помощью денежных рычагов мало эффективна. А вот то, что жесткая денежно-кредитная политика мешает промышленным предприятиям развиваться и вести свою хозяйственную деятельность — это факт. И нужно давно было подумать о том, стоит ли так направлять свои усилия на борьбу с инфляцией, чтобы в результате препятствовать развитию своей национальной экономики.

«СП»: — А как же с ней бороться?

— Если экономика находится в нормальном состоянии, нет поводов для того, чтобы инфляция выходила за рамки дозволенного в 3−5%. Так как за рост цен несут ответственность предприятия, работающие на розничном рынке снабжения населения, контролировать инфляцию должны антимонопольные ведомства. Они должны следить за тем, обоснованно ли растут цены. Речь идет не о регулировании цен, как таковых, а о регулировании аппетитов монополий и крупных компаний, которые на таком повышении получают дополнительные прибыли. Мы должны разрешить им получать среднеотраслевую норму прибыли, но не сверхприбыль вследствие того, что они произвольно и силовым порядком завышают цены.

Если кто-то будет говорить, что это антирыночные мероприятия, я могу возразить, что антирыночные — как раз действия монополий. Вмешиваясь в равновесие рынка, над которым они обладают определенной властью, они ломают его механизмы, устанавливая цены по своему усмотрению в собственных интересах. Антимонопольные ведомства должны ограждать рынок от такого силового вторжения монополий.

«СП»: — То есть бороться с инфляцией нужно, но другими методами?

— Наша денежно-кредитная политика во многом строится по американским лекалам. Но сами американцы в течение длительного времени держали свою ключевую ставку на нуле, и только в последнее время под давлением ортодоксов, которые придерживаются традиционных взглядов на экономику, ее повысили. Но повысили только до 4%, у нас же ее опустили до 7,5%, а это радикальная разница для хозяйства.

Даже среднее предприятие жить без кредитов не может. Они необходимы если не для развития, то хотя бы под оборотные средства. Если в коммерческом банке ставки 10−11%, насколько высокой должна быть прибыль, чтобы эти кредиты обслуживать? От такой борьбы с инфляцией страдают больше всего малые и средние предприятия, потому что у крупных есть другие источники средств, хотя бы на фондовом рынке, да и банки ставят им не такой высокий процент. В случае с малым бизнесом речи о кредитах меньше, чем под 15% речи не идет. И после этого мы начинаем рассуждать, что нам в стране нужен малый и средний бизнес, хотя условия для его развития не созданы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх