На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

74 279 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Ильин
    Статья интересная, но остаётся впечатление, что большинство основных её положений применимо к современной России. Раз...Почему украинцы н...
  • Air
    Хохел- это вы жидохохлы, продали дуркаину англожидам со свинными потрохами типа "азовых", "хуевых", "кракенов" и "хуя...Что происходит по...
  • Компанцев Сергей
    дорогой сам то за чушь написал набиулина сама сказала что рф использует принак рубля  , и она уже 4 раза пыталась отр...Михаил Делягин: Е...

А. Бунич: Перемирие России и Украины может обрушить мировой рынок нефти

Ударит ли по нашей экономике снижение добычи углеводородов?

А. Бунич: Перемирие России и Украины может обрушить мировой рынок нефти
Фото: Егор Алеев/ТАСС
Материал комментируют:

Вице-премьер Новак сообщил, что добыча нефти и газового конденсата в России в 2023 году снизится до 515 млн тонн.

«Если сравнивать с прошлым годом, у нас было 535 [миллионов тонн], то есть это минус 20 миллионов тонн», — сообщил Новак.

При этом точную цифру текущего уровня добычи он называть не стал.

При этом Росстат почему-то не опубликовал данные о добыче нефти в России — в сводке от 26 апреля информация о ситуации в промышленности за первый квартал отсутствует. Хотя до этого агентство ежемесячно обнародовало показатели по добыче нефти с учетом газового конденсата и без него. Минэкономразвития в своем макропрогнозе на 2023−2026 годы также не упоминает о данных по объемам добычи и экспорта нефти и экспортным ценам.

С чего это вдруг такая секретность? Пора ждать новых потрясений в российской экономике?

Эксперт Андрей Бунич считает, что никаких потрясений ни в мире, ни в России из-за снижения объёма добычи углеводородов не будет.

— Мировой рынок нефти и газа уже адаптировался к ситуации. ЕС приспособился к тому, что российский газ не поступает, а если поступает — по каким-то обходным каналам. Европейцы сами подписались на то, что используют американский СПГ, который стоит значительно дороже российского природного. Но в ЕС на это пошли совершенно сознательно. Из других стран получают газ дороже, чем российский, но, опять-таки, это их выбор. И они уже просчитали все риски, все расходы.

Что касается нефти, то все вопросы добычи регулируются международными соглашениями в рамках ОПЕК и ОПЕК+. И поскольку там достигнуто общее соглашение о снижении добычи нефти, то совершенно логично, что и Россия тоже снижает свою добычу. Ничего экстраординарного. Это попытка поддержать цены на высоком уровне, потому что тот уровень который сейчас имеется, ОПЕК не устраивает. И когда ведущие нефтедобывающие страны договорились между собой снизить добычу, Россия тоже должна была это сделать. Причем страны-лидеры сокращают больше, чем Россия.

Эксперт считает, что это сокращение нельзя считать результатом санкций в отношении энергетического сектора России.

— Европа и Америка сейчас пытаются увязать эти сокращения с санкциями. Дескать, вот они нас, наконец, додавили. Но снижение добычи вызвано состоянием мировой экономики. Санкции экономические на это никак не влияют. Если мы хотим, чтобы цены были высокими, то должны сократить добычу. И вот на что я хочу обратить внимание: многие путают результат воздействия санкций с ситуацией на мировом рынке с энергоносителями.

Помните, в 2014 году было то же самое, когда после Крыма стали вводить санкции. Тогда еще рубль упал, и на Западе говорили, что это результат санкций. На самом деле это было вызвано сильным падением цен на нефть, которое продолжалось еще пару лет, до создания ОПЕК+. Именно эта ситуация с удешевлением нефти породила проблемы в российской экономике, а вовсе не западные санкции.

Сейчас я сильно сомневаюсь, что даже если члены ОПЕК+ будут действовать слаженно, и не начнётся никакого раздрая внутри них, они смогут поднять цены на нефть. Потому что в условиях рецессии мировой экономики это сделать будет очень и очень сложно, ведь потребление энергоресурсов снижается.

Тут скорее вопрос в том, чтобы не допустить резкого падения цен. А вырасти они могут только в том случае если, произойдет какое-то совершенно невероятное геополитическое обострение, которое затмит все, что сейчас происходит в мире. В том числе — СВО.

«СП»: Некоторые эксперты утверждают, что это связано с Тайванем.

— Этот риск уже в ценах учтен. Вероятность такого конфликта уже принята во внимание, и рынок на него уже среагировал. Так же, как и на риски, связанные с ситуацией на Украине. И как раз именно поэтому Запад заинтересован в продолжении конфликта на Украине. Потому что, если бы вдруг там ситуация каким-то образом разрешилась, я уверен, цены на нефть бы упали. Ведь сейчас все риски, связанные со спецоперацией, в цену заложены. Смотрите, до начала спецоперации она была примерно 60$ за баррель, потом разогналась до 150$, затем опустилась до 80$ и где-то на этом уровне стабилизировалась.

Это значит, что рынок уже все учел. То есть все понимают, что боевые действия ведутся не настолько интенсивно, чтобы потрясти мировую экономику. А вот, если вдруг Россия и Украина подпишут мирное соглашение, то это может обвалить рынок нефти. И дальше всё посыплется.

Что до российской экономики, то, по мнению эксперта, ей от изменения объемов добычи нефти и варьирования цен на этот ресурс ни холодно, ни жарко. Потому что, вне зависимости от этих показателей, Россия выручает от продаж этого энергоресурса примерно одну и ту же сумму. Объемы добычи сокращаются — растёт цена. Как только цена начинает снижаться — увеличиваются объемы. Так что прибыль в этой отрасли более или менее сбалансирована. И участвуют в этом процессе все страны ОПЕК и ОПЕК+.

А вот с газом ситуация сложнее. Мировой газовый рынок фактически распался на три сегмента.

Первый — европейский, куда поставляется дорогой СПГ из США и обычный, но в обход России, и это бьёт по карману потребителей.

Второй — американский. США сидят на собственном газе, тоже, кстати, недешёвом.

И третий — весь остальной мир вместе с Россией. Приходится признать, европейский сегмент для России сейчас закрыт, и надолго. А найти новые рынки сбыта не так-то просто. И, зачем, скажите на милость, добывать больше, чем можно продать? Но в сложившейся ситуации излишки газа, если таковые будут, можно перевести на внутреннее потребление. Пусть цены на него снизятся — за счёт этого наши производства будут активнее развиваться. Или же заняться его сжижением.

Но процесс это трудоёмкий, потребуются инвестиции и время. Года три. Тем не менее — это тоже выход. Также имеет смысл развивать производство нефтепродуктов, чтобы продавать уже их, а не исходное сырьё.

Кроме того, сокращение добычи позволит сберечь до лучших времён ценные природные ресурсы, которые хоть и восполняются, но крайне медленно.

— Можно, конечно, рассматривать проблему и в таком ракурсе. Энергоресурсов будет потребляться всё больше и больше. И в конечном итоге, выиграют те, у кого наибольшие запасы. Но у нас и нефти и газа такое количество, что об экономии можно не беспокоится. Впрочем, для многих стран эта проблема актуальна. Та же Саудовская Аравия — крупнейший поставщик нефти, тщательно следит за объёмами добычи, чтобы не истощить свои запасы, — напомнил Андрей Бунич.

Но главное, по мнению экономиста, нужно понимать, что мировая экономика изменилась. И надеяться на то, что после окончания СВО можно будет включить на полную краны на нефте- и газопроводах, и это сразу решит все проблемы — в корне неверно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх