Свежие комментарии

Поможет ли «мягкая сила» в нашей войсковой операции на Украине?

Чем нам ответить на обстрел тюрьмы с «азовцами»?

Поможет ли «мягкая сила» в нашей войсковой операции на Украине?
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Мы живем в поистине библейские времена. Россию втравили-таки в серьезную войсковую операцию против своего геополитического соседа. Возгонка ненависти идет с каждым днем.

Центры информационно-психологических операций за рубежом (ЦИПСО), окормляющие военные действия, просто фонтанируют кровавыми идеями — и одна страшнее другой. «Доктор Зло» Геббельс просто переворачивается в гробу от зависти от такого людоедского креатива.

Именно с одобрения ЦИПСО много лет обстреливались квартала Донецка. Сотни детских смертей на «Алее ангелов» — дело их рук. Сбитый малазийский «Боинг» — тоже результат «кровавого креатива». Цель была вполне себе иезуитской — сначала собьем самолет, а потом обвиним во всем Россию.

Новый взрыв «креатива иезуитов» произошел у «ципсоидов» с первых же дней спецоперации. Расстрел на камеру российских военных, насквозь фальшивый инцидент в Буче, удар по тюрьме, где содержались пленные азовцы (запрещенная в России организация), начавшие, наконец, давать показания.

Бывший командир «Азова» * Андрей Билецкий вроде как поклялся провести независимое расследование и достать из-под земли инициаторов этого ракетного удара.

Достанет ли? Не уверен.

Тут, собственно, и расследования никакого проводить не надо. В любом преступлении надо искать того, кому оно выгодно.

Российской стороне это невыгодно. От слова «совсем». Ей нужны живые и здоровые пленные для грядущего Нюрнбергского процесса против «доктора Зло». «Азовцы» на процессе могли бы дать поистине бесценные показания. Именно поэтому их и убрали — как свидетелей Зла.

Понимает ли это Билецкий и другие нацисты? Я думаю — да. Как и то, что их утилизируют сразу же, если они слишком широко разинут рот. Но и смолчать они не могли. Поэтому сделали заявление и взяли долгую паузу. Типа, идет тщательное «независимое расследование».

Оно либо закончится пшиком, либо померкнет на фоне другого, еще более страшного и кровавого преступления. А оно не за горами. И сценарий его наверняка уже написан.

Понимают ли в России, кто генерирует все эти ужасы?

Подавляющее большинство населения — да. В России миллионы людей смотрят «Железную логику», «Бесогон», слушают Маркова, Михеева, Соловьева, Михалкова. Да и в целом народ у нас продвинутый и не зациклен на ненависти к соседям. Здесь все прекрасно понимают, что за «доктор Зло» пишет сценарии и режиссирует украинское «расписание кошмара».

А вот понимают ли это на Украине? Не уверен. Слишком велико низкопоклонство украинской элиты перед Западом, слишком слепа вера миллионов украинцев в его всесилие и цивилизационное начало.

В свое время в разгар обеих чеченских кампаний те же ЦИПСО активно работали в Чечне. Все эти теракты и захваты заложников в Буденновске, Дубровке, Беслане — продукты их дьявольского интеллекта. «Ципсоиды» же и финансировали эти теракты. И у них был кровавые исполнители — Шамиль Басаев, Салман Радуев и другие.

Но тогда нам было проще. Это была наша земля, наша страна, наша территория. И у чеченцев не было такого преклонения перед Западом. Перед его деньгами — да, а перед самим Западом — нет. И — принципиальный момент — массовую русофобию привить чеченцам «ципсоиды» так и не смогли. А вот с украинцами у них получилось. Русофобию они сделали на Украине национальной идеей и новой религией в одном флаконе.

И что нам делать, чтобы открыть миллионам людей за рубежом глаза на суть и смысл происходящего на Украине?

Создавать свое ЦИПСО. А есть ли для него база? Есть.

И называется она — Россотрудничество. «Русский дом» за рубежом.

Смена концепции

Россотрудничество уже много лет под крышей МИДа занимается продвижением «мягкой силы». Насколько успешно — вопрос трудный. И ответа не имеет. К сожалению, это было предопределено изначальной путаницей в понятиях.

В МИД так и не разобрались с самим термином «мягкая сила». Почему обязательно сила? Её что, нужно демонстрировать? И почему «мягкая»? В смысле — добрая, что ли? То есть «бить буду сильно, но аккуратно»? Но доброта и сила как-то слабо коррегируются в сознании обывателя. Или это добро, которое должно быть с кулаками?

Это классический пример того, что нельзя бездумно копировать зарубежные смысловые установки. Кстати, в азиатских странах этот термин вызывает острое раздражение. Нам все равно, как вы планируете нас нагибать — мягко или грубо, — говорят азиаты. — Главное, что вы нас собираетесь нагибать силой…

Эта понятийная путаница самой концепции, так и на решенная до сих пор, стала одной из причин того, что агентство много лет трясло и лихорадило. Начальство здесь менялось регулярно. «Все промелькнули в „мягкой силе“, все побывали тут», — острят в МИДе над подшефным агентством. Когда руководство толком не знает, чем оно должно заниматься, от него трудно ждать эффективной работы.

Несовременной была (и остается) сама концепция работы центров агентства за рубежом. Формально они называются РЦНК — Российские центры науки и культуры. Никакой наукой там, разумеется, не пахнет (самые передовые научные разработки уходят в «оборонку» под грифом «совершенно секретно»). Экспорт культурных ценностей в наше тектоническое время тоже умирает — времена знаменитых парижских «дягилевских сезонов» и планетарных гастролей ансамбля Игоря Моисеева канули в лету.

В 21 веке ключевую роль в жизни общества играет информация. И многочисленные центры агентства могли бы стать ее проводниками. Правильно было бы их назвать информационно-культурными центрами. Я бы даже сказал — информационно-пропагандистскими. Центрами и проводниками идей нашего российского ЦИПСО. И не нужно стесняться слова «пропаганда». Надо просто наполнить его новым смыслом. Ибо очернение России — это магистральная политика многих государств и «прикрученных» к властям зарубежных СМИ.

Поэтому желательно, чтобы в этих центрах работали люди, хорошо знающие правила информационной войны и способные формировать нужную нам повестку. Возможно, это будут выпускники журфаков и филфаков.

И не случайно руководитель пресс-службы агентства Фридрихсон подалась в военкоры и уехала в Донбасс. Она интуитивно почувствовала, что здесь она нужнее.

Но этого мало. Военкоров у нас и без того хватает. А вот креативщиков, способных формировать нужную нам повестку дня и продвигать ее в массы — мало. И здесь таланты Фридрихсон пригодились бы в большей степени.

Информационная машина западного ЦИПСО уже отрабатывает удар по Еленовке на полную катушку — в выгодном для себя свете.

Мы же отрабатываем его только внутри России. За рубежом, возможно, что-то делает «Rusia Today». Но, во-первых, ее усилий критически мало. Во-вторых, работу студии на Западе научились умело блокировать. В-третьих, телевизионной аудитории для продвижения своих идей сейчас явно недостаточно.

И Россотрдуничество могло бы стать как нашим ЦИПСО, так и инструментом пропаганды и контрпропаганды. Чем оно, собственно, и занималось за рубежом во время Второй мировой войны — тогда еще в статусе Всесоюзного общества культурных связей с заграницей (ВОКС).

Время «струнно-балалаечной» дипломатии закончилось. И мягкая сила в России (которую так никто толком и не понял) себя изжила. Роды были трудными, но ребенок так и не родился.

А времена поменялись. Мы сейчас живем в очень непростое время. И лозунг «Все для фронта, все для победы» должен стать актуальным и для МИДа, и для всех его дочерних структур. Пора съезжать с рельсов «мягкой силы» на путь информационно-психологической войны.

Кстати, сам Лавров это уже сделал. Очередь — за остальными.


*Изображения шевронов батальона «Азов», признано экстремистским решением Фрунзенского районного суда г. Владимира 30.11.2015 и внесено в Федеральный список экстремистских материалов под п. 3269.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх