БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 798 подписчиков

Свежие комментарии

  • Марина Поддубская
    Коренное слово - "заработал".НИКИТА МИХАЛКОВ В...
  • Юрий Бакулин
    Какого черта эту блондинку голикову опять тянут??? Покрасить ее в цвета радуги или вообще постричь наголо, только так...САБОТАЖ В КРЕМЛЕ?...
  • Юпитер
    Германия, через Украину, воюет против нас и убивает наших солдат своим оружием, а мы им за это поставляем газ!!!! Бо...Герой России, ген...

500 французских солдат в Румынии со страхом ждут, что их на Украину отправят

Макрону пора вспомнить поход Наполеона на Россию

На фото: встреча президентов Румынии и Франции на военной базе НАТО "Михаил Когэлничан" в Румынии. На фото: президент Румынии Клаус Йоханнис (справа) и президент Франции Эмманюэль Макрон (слева). Франция дислоцирует около 500 солдат в Румынии.
На фото: встреча президентов Румынии и Франции на военной базе НАТО «Михаил Когэлничан» в Румынии. На фото: президент Румынии Клаус Йоханнис (справа) и президент Франции Эмманюэль Макрон (слева). Франция дислоцирует около 500 солдат в Румынии. (Фото: Yoan Valat/AP/TASS)
Материал комментируют:

Франция и ЕС не хотят воевать с русским народом. Об этом на пресс-конференции по итогам переговоров с румынским президентом Клаусом Йоханнисом заявил французский лидер Эммануэль Макрон.

По его словам, Париж изначально призывал вводить санкции против Москвы в качестве «наказания» за специальную военную операцию на украинской территории. «Но мы хотим построить и мир, а это означает, что в определенный момент огонь должен быть прекращен, а переговоры возобновлены», — сказал лидер Франции.

Он также добавил, что представители ЕС готовы принять участие в переговорах и предоставить необходимые гарантии безопасности.

«Россия — сильная держава. Поэтому я никогда не разделял подход, согласно которому сегодня мы начнем битву с Россией, а завтра мы хотим ее уничтожить. Нет», — заявил Макрон, отметив, что об этом он говорит постоянно во время контактов с Зеленским.

Встреча румынского и французского президентов прошла на военной базе ВВС Михаил Когэлничану на юго-востоке Румынии, куда Макрон прибыл во вторник, чтобы «подбодрить» дислоцированных там французских военных.

500 французских солдат, напомним, перебросили на румынскую базу в марте в составе сил реагирования НАТО после начала российской спецоперации на Украине.

На фото: подразделения французской и бельгийской армий, развернутые на авиабазе "Михаил Когэлничану" в Румынии вместе с Силами реагирования НАТО в рамках миссии AIGLE
На фото: подразделения французской и бельгийской армий, развернутые на авиабазе "Михаил Когэлничану" в Румынии вместе с Силами реагирования НАТО в рамках миссии AIGLE (Фото: Yoan Valat/AP/TASS)

Но выступление главы 5-й Республики перед военными было совсем иного плана. Назвав французских военных олицетворением европейской солидарности и безопасности, он призвал их готовиться «защищаться и сдерживать».

«Никто не знает, что нам принесут следующие дни и месяцы. Мы сделаем все, чтобы остановить российскую военную операцию, помочь украинцам и их армии, а также будет продолжать переговоры. В долгосрочной перспективе нам предстоит защищать себя, сдерживать и сохранять присутствие. В этом смысле у нас ведущая роль», — заявил французский лидер.

Получается, с одной стороны, «воевать с русскими не хотим», с другой — «сделаем все, чтобы остановить российскую военную спецоперацию».

На лицо явный когнитивный диссонанс. Причем, для французского президента подобные противоречия становятся уже чуть ли не нормой. Он то мнит себя миротворцем, призывая Киев вести переговоры с Москвой. И говорит о недопустимости «унижения» России на международной арене. В то же время направляет тяжелое вооружение ВСУ, которое используется для убийства мирных жителей Донбасса.

Более того, французские любители «человеческих сафари» в качестве наемников давно воюют на стороне украинских националистических батальонов.

О том, что в бывшей воинской части нацбатальона «Азов"* на территории аэропорта Мариуполя нашли берет с кокардой и личным номером солдата Французского иностранного легиона, еще в начале апреля в своем Телеграм-канале писал военкор Семен Пегов.

Оказалось, что элементы экипировки действительно принадлежат французскому военнослужащему из 13-й полубригады Иностранного легиона мотопехотных войск. По данным сетевого издания Mash, бойцы этого подразделения участвовали во французских военных операциях на территории Африки и Ближнего Востока.

Не случайно, видимо, МИД Франции так близко к сердцу принял смертный приговор, вынесенный трибуналом Донецкой народной республики двум британцам и одному марокканцу, обвеявшимися в участии в боевых действиях на стороне киевского режима в качестве наемников.

Вспомнили даже, что с пленными нужно обращаться «в соответствии с международным гуманитарным правом». Хотя на иностранных наемников, как известно, это право не распространяется, поскольку они не являются комбатантами, о чем российское Минобороны неоднократно предупреждало.

Стоит ли, вообще, вести переговоры с тем, кто поставляет киевскому нацистскому режиму вооружение для убийства мирных жителей Донбасса и наших военных?

— У Макрона какая-то извращенная логика, но она не нова, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, специалист по Франции Сергей Федоров. — Эта противоречивая позиция показывает метания Франции.

В 2017 году Макрон якобы «протянул руку Москве». И почему-то французы считали, что Путин должен ответить на этот жест и начать проводить политику в интересах Франции и европейской демократии.

С другой стороны, еще до последних событий на Украине Макрон заявлял о диалоге с Россией «с позиции силы». Мол, «мы — европейцы, стоим на своих позициях», «Путину уступать ни в чем нельзя», но «противодействовать России, где только можно». И все это раз в десять усилилось после начала Россией специальной военной операции на Украине.

Однако не стоит ставить вопрос о том, можно ли договариваться с Макроном.

С Макроном мы не собираемся договариваться. Он выступал только в качестве посредника, склоняя Зеленского на то, чтобы он пошел на территориальные уступки — отказ от Донбасса и признание Крыма. Но, судя по всему, не преуспел в этом начинании.

Опять же, ему не столько хорошие отношения с Россией важны, сколько единство ЕС. Макрона раздражает, что поляки и прибалты, все время упрекают его в том, что он «пропутинский» политик. Что он идет на соглашения с Россией в ущерб делу Европы и защите интересов Украины.

«СП»: — Но это совсем не так…

— Не так. Тем не менее, ему важно показать европейцам, что он горячий сторонник НАТО и усиления его восточного фланга. Французы, к слову, там активно действуют еще до начала спецоперации. В Прибалтике у них был контингент. Французские самолеты участвуют в патрулировании Черного и Балтийского морей. То есть, они по полной завязаны на востоке Европы. И считают, что вооруженные силы стран ЕС должны быть гарантией, крепким флангом альянса в этом регионе.

Такая противоречивая позиция вряд ли способна принести какие-то большие плоды.

Кроме того, у Макрона - выборы в парламент. И он разыгрывает здесь внешнеполитическую карту, которая, возможно, добавит ему очков в ходе второго тура, который состоится 19 июня. А то и поможет отыграть какие-то голоса для того, чтобы получить в Нижней палате парламента абсолютное большинство. Для этого ему нужно очень постараться. Отсюда его последние внешнеполитические инициативы. Он же из Румынии в Молдавию направился, и, возможно, даже в Киев потом заедет, что, правда, официально пока не подтверждается.

Пока по итогам первого тура Макрон лидирует, но с минимальным отрывом от левого блока Меланшона.

«СП»: — Значит, многих французов политика Макрона уже отталкивает?

— Она отталкивает только по внутренним проблемам Франции — социальным и экономическим. Этикетка «президент богатых» в Макрону плотно приклеилась. Но по внешней повестке они скорее на его стороне. Потому что большинство французов — 70% - считают, что Франция должна помогать в военном отношении Украине. По крайне мере, согласно данным соцопросов.

Удивляться не приходится. Все СМИ страны находятся в западном мейнстриме. И повторяют исключительно тезисы Киева. Например, сдача в плен «азовцев» в Мариуполе во всей французской прессе называется эвакуацией, как это, собственно, было преподнесено Зеленским.

А в продовольственном кризисе у них виноват исключительно президент России. Мы уже устали им объяснять, в чем там проблема. Ничего не хотят слышать.

О «зверствах российских солдат» врут, как дышат. Причем, никого не интересует, правда это или неправда. То, что Франция поставляет Украине тяжелое вооружение — те самые гаубицы 155 мм, которые могут достать до любого района Донецка и из которых уже убивают, никого не волнует.

Когда недавно роддом в Донецке разбомбили, выразили только некоторое сожалению, что эскалация усилилась, и страдают мирные жители.

Альтернативная точка зрения не представлена — все российские медиа запрещены. Поэтому не удивлюсь, что дойдет до того, что французы будут повторять украинские сказки о том, что это «русские специально расстреливают Донбасс».

«СП»: — То есть, псевдомиротворческие речи Макрона не должны нас вводить в заблуждение?

— Ни одному слову нельзя верить. Какой он «миротворец» было понятно еще по тому, как он на пару с Меркель поддерживал деструктивную линию Киева в минском процессе. А теперь они удивляются и винят Путина, мол, «мы уже были близки к тому, чтобы договориться». О какой договоренности могла идти речь при такой наглой позиции Украины.

Поэтому, мы, конечно, поддерживаем, наше руководство в диалоге с французским лидером, но полагать серьезно, что он может нести какую-то миротворческую повестку, не стоит. Договариваться с ним не о чем. Тем более что все решается не в Париже и не в Берлине. Все решают американцы, которые и управляют Киевом.

«СП»: — МИД Франции очень обеспокоился смертным приговором, который суд ДНР вынес трем иностранным наемникам. За своих легионеров переживает?

— Думаю, да. Двух французов, насколько известно, уже ликвидировали в бою. Хотя, на самом деле, намного больше. Поэтому озабоченность французских дипломатов понятна, но, на мой взгляд, это лицемерная, гадкая позиция.

Официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков уже три раза говорил о том, что наемники не являются комбатантами и не имеют права на статус военнопленных. То есть, на них Женевская конвенция не распространяется. Поэтому, в лучшем случае, их ждет трибунал. В худшем — ликвидация.

Французы возмущаются. А разве они этого не знали? Я вообще считаю, что мы подошли к той черте, когда нам не нужно больше обращать внимания ни на их гнев, ни на их льстивые слова. Потому что французы, может быть, и не говорили вслух о том, что хотят победить Россию на поле боя. Но это вовсе не значит, что такие мысли их не посещают.


* Изображения шевронов батальона «Азов», признано экстремистским решением Фрунзенского районного суда г. Владимира 30.11.2015 и внесено в Федеральный список экстремистских материалов под п. 3269.

* Организация, признанная террористической и запрещенная в России.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх