На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Nikolay Zakharov
    солидарен с ВамиБесогонТВ «Цена п...
  • С С
    Либерасты и СВО вещи несовместимые. Что делать? Срочно принять поправки к существующему Законодательству, приравняв и...БесогонТВ «Цена п...
  • Надежда Новопашина
    Наказывать надо как следует - вот и всё! Это госизмена.Сначала награда о...

Сбит санкциями: Премьера «Премьера» А-100 переносится уже 10 лет

Эффективнейший самолет ДРЛО-У, крайне необходимый нашим ВКС, завис без импортных комплектующих

На фото: российский самолет радиолокационного дозора и наведения А-100
На фото: российский самолет радиолокационного дозора и наведения А-100 (Фото: Пресс-служба концерна «Вега"/ТАСС)

О необходимости присутствия в военно-воздушных силах армии любого мало-мальски себя уважающего государства самолетов ДРЛО говорить не приходится. Стоит лишь обратиться к примеру примененной Россией связки зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50У, в течение пяти дней «приземлившей» 24 (!) самолета Повiтрянiх сил Украины. Самолет ДРЛОиУ — это далеко видящие глаза и мгновенно соображающие мозги, способные передавать полученную и обработанную информацию средствам поражения. Или, говоря проще, мощная радиолокационная станция и командный пункт, объединенные в салоне одного самолета.

В настоящее время в Военно-космических силах Российской Федерации эксплуатируется девять самолетов ДРЛОиУ: три А-50 (первый полет 19.12.1978 г.) и шесть модернизированных А-50У (старт разработки в 2003 г.). Однако, сегодня хочется поговорить о самолете, который должен был давно заменить их в строю — А-100 «Премьер». В воздух он впервые поднялся 18 ноября 2018 года, а в 2022 году состоялся первый полет новой (доработанной) серийной версии самолета, завершившего программу испытаний еще в 2015—2016 годах. В планах оборонного ведомства России было довести число серийных машин до тридцати шести к 2024 году. Насколько это реально?

История создания этого самолета на базе Ил-76МД-90А не располагает к излишнему оптимизму. Первоначальным сроком старта эксплуатации А-100 был назван 2014 год. Затем — 2016-й. В 2017-м глава Министерства обороны России Сергей Шойгу переносит дату готовности изделия на 2020-й, а в апреле двадцатого — на конец 2024-го. Согласитесь, оперативность разработки так себе. Тем более, что в качестве причин переносов назывались так называемые «мелочи». Вроде дефицитности выпускаемого АО «Филиал ПАО „Ил“ — Авиастар» (г. Ульяновск) транспортного самолета версии Ил-76МД-90А. мол, машина нужна всем, но производится лишь в количестве трех бортов в год.

Тем не менее между первым полетом и последним переносом сроков готовности пауза затянулась на долгие три года. То есть самолет летает, аппаратура и оборудование не просто готово, а даже встроено в архитектуру самолета, а работающего комплекса до сих пор нет. И длится это не год, не пять и даже не десять лет. Новый перспективный комплекс «доводится до рабочего состояния» на протяжении двадцати лет. Почему, спросите вы? Все очень просто.

На заре реализации проекта «Премьер» генералы отечественной оборонки руководствовались принципом «Зачем делать самим, если можно купить». В результате в разработки российского ВПК того периода закладывались европейская, американская, китайская и т. д. элементные базы. Коллективный Запад воспринимался исключительно в качестве партнера, а «санкционные ограничения» казались чем-то нереальным.

Но вместе с предполагаемым стартом эксплуатации А-100 «Премьер» в 2014 году пришли санкции — и оказалось, что собирать новый самолет ДРЛО-У просто не из чего. На необходимую номенклатуру компонентов наложены санкционные ограничения, а своего нет и в ближайшей перспективе не предвидится. Те немногие уцелевшие в лихие девяностые российские производители микроэлектроники оказались не способны обеспечить их производство, а то, что они в состоянии были произвести, актуальным считалось лет 15−20 назад. А с точки зрения технологий и того больше.

Поэтому сегодня мы имеем прекрасную антенну, практически современную радиолокационную станцию и превосходный летающий самолет, но без возможности объединения всех этих изделий в функционирующий перспективный комплекс. Отечественных чипов еще нет, иностранных нет уже.

Естественно, это не стало неожиданностью для российского руководства. И необходимые меры принимаются. Очевидно, что то, что нам отказываются продать, мы сделаем сами или купим через третьи страны, благо опыт в этом направлении нами наработан огромнейший. Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Да, и до обозначенного 2024 годом срока еще есть время. Вопрос в другом.

Насколько к этому времени будет актуальным двадцатитонный бортовой «супермозг» (радиоэлектронный комплекс), являющийся главным отличием «Премьера» от предыдущих модификаций российских самолетов ДРЛОиУ и способный оперативно обрабатывать любую информацию, поступающую в центр принятия решений не только с земли, но и от орбитальной спутниковой группировки России, вопрос далеко не праздный.

Очевидно, что если не в 2024-м, то в 2027-м или в 2030-м «Премьер» обязательно будет доведен «до ума» и серийного производства. И благодаря своему мощному боевому потенциалу (способности обнаружения и сопровождения трехсот целей одновременно (в том числе и с небольшим коэффициентом ЭПР), радиолокационной станции с активной фазированной антенной решеткой, дальностью порядка семисот километров и т. д.) будет он лучше и эффективнее американского Boeing E-3 «Sentry». Который, к слову, поднялся в воздух на шесть с половиной лет раньше советского А-50.

Но будет ли Е-3 актуальным самолетом американских ВВС к 2030 году? Или янки за это время приведут в оптимальное рабочее состояние Boeing 737 AEW&C, разработанный в интересах Королевских военно-воздушных сил Австралии и успешно эксплуатируемый ВВС Турции, Великобритании и Южной Кореи. Хотя этот самолет и сегодня отличается неплохими ЛТХ и достаточно высокой производительностью бортового радиоэлектронного оборудования управления РЛК — штат из десяти операторов в состоянии обнаружить (в режиме обзора) три тысячи воздушных, наземных и морских целей, сто восемьдесят из которых могут одновременно сопровождать. Что позволяет сохранять полный контроль даже в условиях очень сложной тактической обстановки, перенасыщенной источниками угроз: беспилотниками, крылатыми ракетами, истребителями и постановщиками радиоэлектронных помех и т. п.

Всего четыре Boeing 737AEW&C способны контролировать фронт протяженностью три с половиной — четыре тысячи километров, а дальность действия РЛС (кстати, тоже с АФАР) позволяет самолету, находящемуся в воздушном пространстве Турции, наблюдать за большей частью Краснодарского края и Крымом.

К тому же янки, имеющие более пятидесяти боеготовых Boeing E-3 «Sentry», могут позволить себе сильно не торопиться. Мы торопиться обязаны. Торопиться из самолета Ил-76МД-90А, груды микроэлектроники и антенны с АФАР сформировать самолет ДРЛОиУ нового поколения А-100. А пока долгожданная премьера «Премьера» откладывается…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх